12 сент. 2014 г.

Как технический прогресс покорил кинематограф

Этим летом вышел фильм "Превосходство", который является прекрасным примером фильма о взбунтовавшемся искусственном разуме.



В 1818 году, на фоне протестов луддитов против внедрения технологических инноваций, Мэри Шелли опубликовала первое издание "Франкенштейна" — притчу, отразившую темную сторону научного прогресса. Спустя почти 200 лет в прошлом постоянный оператор Кристофера Нолана Уолли Пфистер дебютировал в режиссерском кресле с картиной "Превосходство", триллером с Джонни Деппом в роли современного аналога монстра Франкенштейна. Шелли и Пфистер используют различные технологии, но посыл один — технофобия.

Как и предсказывала Шелли устами Виктора Франкенштейна, человечество никогда не остановит технический прогресс из-за неудач или попранной морали. А Голливуд никогда не откажется использовать тему футуристического будущего для привлечения зрителя. Слоган "Люди боятся того, чего не понимают" прекрасно подходит под этот фильм.

"Превосходство" пополняет коллекцию фильмов про "злой компьютер", особый поджанр, сочетающий элементы сай-фая и политического триллера. Появление компьютеров в 50-х и 60-х задало новый виток технофобии, так как научные изобретения прочно вошли в нашу жизнь. Абстрактные ужасы стали еще более пугающими, но, что главное для киноиндустрии, более вероятными.

Аутентичность объективной действительности в таких фильмах как "Превосходство", в общем-то, сильно страдает. В картине сознание ученого Уилла Кастера (Депп) загружается в компьютер, прежде чем его организм полностью умрет от передозировки радиацией. В итоге — своеобразная виртуальная версия монстра Франкенштейна: живой, могучий и громоздкий. В завязку действия вполне можно поверить, законы логики на месте, но это все до тех пор, пока невидимость Уилла не заставляет "Превосходство" избавиться от всякого здравого смысла.

Хотя технологии и становятся все более крошечными, а получение информации приобрело чрезвычайно частотный характер, противоречивые фильмы о бунте компьютеров продолжают выходить. Тот же синдром наблюдался и у таких фильмов, как "Матрица", "Обитель зла", "На крючке", и даже глупый "Стелс" Роба Коэна. Все они обрисовывают проблему скрытой угрозы научно-технического прогресса, но делают это слишком размыто и штампованно. С сегодняшней патологической дотошностью Голливуда к самым незначительным деталям, злые компьютеры перестали походить на машины из страшных кошмаров Кубрика и Ко, перестали внушать страх. Чтобы заболеть технофобией сегодня, проще пробежаться по заголовкам газет.

Такое впечатление, что в Голливуде какая-то местная Мизулина запретила «пропаганду науки и прогресса среди несовершеннолетних». В результате наукой и прогрессом пугают. Почему доброго, как кот Леопольд, кибер-Уилла так боятся и хотят уничтожить все остальные герои, и почему технологическая сингулярность подаётся как что-то ужасное, понять невозможно. Тем более что по сюжету гибель Уилла грозит катастрофой мирового масштаба. Фильм прекрасно демонстрирует, что человечество может выйти из каменного века, но каменный век из человечества — никогда.

Ещё Мюррей Букчин в своих трудах писал о технофобии, которая по сути является реакционной. Антитехнологические идеи своими суевериями сбивают с толку и уводит внимание от корня проблем. Проблема лежит не в технологиях (которые принадлежат не народу, а буржуазии), не в политике (реформы совершенно бессмысленны), не в людях (которых глубинные экологи считают паразитами на теле Земли), а в том, что люди нерационально используют свой разум. Проблема не в цивилизации, а в самом обществе. Нужно изменить отношения самих людей к другим людям, и вообще к природе. Нужно покончить со всеми видам дискриминаций и иерархий (культурные, традиционные, психологические и экономические системы подчинения и управления), среди которых прямой угрозой для окружающей среды является капитализм. Научный прогресс освободит всех рабочих от тяжёлого труда, и тогда легче будет разрушить капитализм, который угнетает всех (людей, животных) и истощает ресурсы Земли. С развитыми технологиями при бесклассовом обществе можно будет создавать более экологически безвредные источники энергии. Также исторический опыт показал, что примитивные племена были не такие уж заботливые об окружающей среде, и для них охота скорее носила ритуальный характер.

В своём "Социальный анархизм или анархизм образа жизни" Букчин писал: "...антитехнологичный принцип... олицетворяет довольное типичное для наших дней утверждение о том, что разработка новых инструментов автоматизированного производства так или иначе приводит к потере людьми их работы или же способствует их более интенсивной эксплуатации. Оба случая - неоспоримые факты, но они являются следствием не технологического прогресса самого по себе, а именно тех социальных отношений, которые возникают при капиталистической эксплуатации. Скажем прямо: сегодняшнее сокращение рабочих мест осуществляется не машинами, а ненасытной буржуазией, которая использует машины, чтобы заменить рабочую силу или эксплуатировать её более интенсивно. В действительности же машины, которые используют буржуазия, чтобы сократить зарплаты рабочим, в разумном обществе могли бы освободить людей от рутинного тяжёлого труда, чтобы они могли посвятить себя более развивающейся и творческой деятельности."

Капиталистам не выгодно обновлять и развивать технологии, по крайне с большой частой. Технологии, средства производства - для них лишь средства обогащения. Поэтому то неразвитые примитивные технологии, находясь в руках буржуазных организаций, скорее приносят вред, чем пользу окружающей среде и человечеству.


Основной источник - Rolling Stone

Комментариев нет:

Отправить комментарий